В России продолжается уничтожение памяти о жертвах сталинизма и его реабилитация

В поселке Галяшор, Кудымкарского района, Пермского края был снесен памятник погибшим здесь полякам и литовцам, которых депортировали из родных мест во времена «культа личности Сталина».

Несколько лет назад сюда приезжала волонтерская группа, куда входили члены пермского «Мемориала» и граждане, в том числе – родственники похороненных здесь, и установили на месте погребения памятник со следующей надписью: «Здесь покоятся литовцы, поляки – жертвы политических репрессий 1945 года. Мы вас помним, любим, скорбим. Соотечественники». В центре бетонной плиты просвет в виде католического креста, а на расположенных по бокам двух металлических пластинах выгравированы имена и фамилии 90 депортированных, которые не вернулись на родину.

Через несколько дней после уничтожения памятника сотрудники пермского «Мемориала» опубликовали обращение, в котором гражданам Литвы и Польши адресованы следующие строки: «Мы искренне сожалеем о произошедшем, нам стыдно и горько. Приносим вам свои извинения, что не смогли уберечь монумент памяти ваших земляков. Много лет мы занимаемся сохранением памяти о жертвах советских политических репрессий и, несмотря на ликвидацию нашей организации российской властью, продолжим эту работу, насколько это будет возможно. Вместе с вами мы верим: тьма рассеется, и память каждого невинного человека будет достойна увековечена. А мемориал в Галяшоре мы обязательно восстановим».

Местные власти никак не отреагировали на снос памятника жертвам Большого террора.

А тем временем появилось сообщение о том, что на фасад Волгоградского государственного медицинского университета вернут контур барельефа Иосифа Сталина.

Эта работа будет произведена в рамках работ по «восстановлению исторического облика здания», а рядом появится также табличка о том, что раньше на этом месте был барельеф «отца народов», убранный отсюда в годы «хрущевской оттепели».

«В России мы наблюдаем коллективную амнезию о том, что случилась во время сталинских репрессий»

Прокомментировать оба эти события корреспондент Русской службы «Голоса Америки» попросила профессора Института истории Польской академии наук в Варшаве и Института истории и архивоведения Педагогического университета в Кракове Мариуша Волоса (Mariusz Wołos).

Прежде всего он отметил, что, по его мнению, Россия в настоящее время ведет две войны, одну – «горячую» против Украины, вторую – за навязывание окружающему миру своей концепции истории ХХ века и роли в ней самой России.

«Я думаю, и, скорее всего, со мной согласится большинство польских историков, что сейчас советское прошлое победило в головах российских чиновников всех уровней. И там уже никто не отличает жертв сталинских репрессий от так называемого «коллективного Запада», который существует только в их воображении. А поэтому эти жертвы несут «коллективную ответственность», и получается, что памятники репрессированным полякам, литовцам и другим народам представляли и сейчас представляют враждебные по отношению к России силы. Конечно, это – очень странный подход, но, тем не менее, он существует, и поэтому никто в России не говорит о том, что самым близким союзником Советского Союза в 1939 – 1941 годах был Адольф Гитлер. Зато там постоянно говорят о том, что Польша и страны Балтии входят в «коллективный Запад», и поэтому нужно уничтожить все памятники, касающиеся исторического прошлого этих стран», – считает профессор Волос.

Исторки напоминает, что в первой половине 40-х годов было несколько волн депортации поляков, литовцев, латышей и эстонцев, причем первая волна была еще до вступления СССР во Вторую мировую войну, а последняя – в 1945 году. Причем, депортация из областей Западной Украины и Западной Беларуси по времени совпала с началом агрессии гитлеровской Германии против Советского Союза.

«И никакой «коллективный Запад» здесь ни при чем, просто мы наблюдаем коллективную амнезию в России о том, что случилось во время сталинских репрессий. Для меня это удивительно, потому что в начале этого столетия я участвовал в диалоге между польскими и российскими историками, и мы тогда думали, что понимаем друг друга относительно того, что произошло в первой половине ХХ века и в самые страшные сталинские времена. А сейчас в России совсем другой подход к этим событиям, и мне очень жаль, что от наших совместных работ практически ничего не осталось», – с сожалением констатирует польский историк.

Мариуш Волос допускает, что снос памятника в поселке Галяшор является своеобразной местью за демонтаж в Польше и Литве монументов, прославлявших период оккупации этих стран Советским Союзом. И уточняет, что с точки зрения большинства россиян, которые «что-то знают об истории», это – памятники освободителям, но с точки зрения жителей этих стран – это памятники не только освобождению от нацизма в 1944 – 1945 года, но еще и подчинению этих стран Москве. «Об этом тоже не надо забывать. А вторая разница в том, что, например, памятник литовцам и полякам, о котором мы сейчас говорим, находится рядом с кладбищем. А у нас никто никогда не сносил и не уничтожал памятники бойцам Красной Армии, которые установлены на кладбищах. Но если они были установлены в центре города, с нашей точки зрения, это были символы включения Польши в советский лагерь, а это нам не нравится. И я не помню, чтобы в России были какие-то памятники, посвященные татаро-монгольскому игу», – завершил свой комментарий Мариуш Волос.

В отличие от России, власти Казахстана не препятствуют деятельности литовских гуманитарных миссий

Генеральный директор Центра исследования геноцида и сопротивления народа Литвы Арунас Бубнис (Arūnas Bubnys) начал разговор с того, что российская агрессия против Украины радикализировала не только европейскую, но и мировую систему межгосударственных отношений. «Мы видим, как в Литве, в других странах Балтии и в Польше массово демонтируются памятники советской эпохи. Это – явление массовое, интенсивное», – оценивает ситуацию собеседник «Голоса Америки».

Он допускает, что снос советских памятников в какой-то мере мог подвигнуть российские власти на ответный снос памятников депортированным полякам и литовцам, а также заключенным Гулага. «Но нужно сказать, что уже долгое время в Российской Федерации есть тысячи мест, связанные и со спецпереселенцами, и с узниками Гулага. И ни власти, ни местные жители не заботится о кладбищах, где похоронены эти люди, и о памятных знаках, установленных там. Например, есть остров Тит-Ары в устье реки Лены за Полярным кругом. Ситуация там плачевная – река размывает берега острова, а кладбище как раз было на берегу, и даже видно, что кости и гробы лежат на поверхности земли», – сокрушается литовский историк.

И добавляет, что в ситуации практического отсутствия дипломатических отношений между Россией и Литвой некому позаботится о сохранности подобных памятных мест. Арунас Бубнис напомнил, что пять лет назад по инициативе Москвы была прекращена деятельность гуманитарного проекта «Миссия – Сибирь», участники которого приезжали из Литвы специально для ухода за захоронениями спецпереселенцев. А вот власти Казахстана, где в сталинские времена также было много лагерей Гулага (Карлаг, Степлаг, Песчанлаг и другие, где были тысячи литовских заключенных), деятельности волонтеров гуманитарной миссии не препятствуют. «И наш Центр в прошлом году в селе Спасск близ Караганды, где был большой лагерь, поставил памятник литовским заключенным Карлага. А в этом году мы хотим открыть в Балхаше еще один памятник», – рассказывает генеральный директор Центра исследования геноцида и сопротивления народа Литвы.

И в конце беседы подтвердил, что в архиве Центра хранятся все документы бывшего МВД Литовской ССР, где, в числе прочего, есть списки депортированных в Пермский край.

«Память о Большом терроре не может не вызывать аналогий с сегодняшним днем»

Председатель пермского «Мемориала» Роберт Латыпов подчеркнул, что снос памятника депортированным литовцам и полякам в правовом смысле является актом вандализма. «Даже если этот памятник не был объектом культурного наследия и официально зарегистрированным историческим памятником, в любом случае он являлся таковым по факту», – отметил он в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки».

Кроме того, по мнению Латыпова, снос памятника в Галяшоре является политическим жестом. «Это уничтожение памяти о людях, которые тогда официально принадлежали к гражданам СССР. Их насильственно депортировали, а затем убили и похоронили в этой земле. И увековечение их памяти теперь запрещено. Это – политический жест в отношении государств, которые сейчас считаются «недружественными по отношению в Российской Федерации».

А еще это уничтожение памяти о неудобном для властей прошлом. Мы-то называем его преступным прошлым, трудным и так далее, но властей эти годы являются напоминанием о том политическом режиме, который в России установился сейчас. И память о сталинских репрессиях, о Большом терроре не может не вызывать аналогий с сегодняшним днем. И поэтому все, что можно сейчас уничтожить, как напоминание об этом, властями уничтожается», – считает он.

Данный процесс, как отмечает собеседник «Голоса Америки», идет уже много лет. «Оскверняются и уничтожаются памятники, воруются или закрашиваются таблички «Последнего адреса», без суда закрываются такие организации, как «Мемориал». И возникает вопрос: а что будет дальше? С точки зрения логики террористических властей, следующими шагами может стать отмена каких-то законов. Мы уже привыкли к тому, что Госдума штампует драконовские законы, но, по крайней мере формально существуют и те законы, которые были приняты ранее и продолжают действовать», – полагает он.

И в качестве примера упоминает Закон о реабилитации жертв политических репрессий, принятый в 1991 году. По оценке Роберта Латыпова, сейчас этот закон если и работает, то только по части выплаты социальных льгот тем, кто признан жертвами политических репрессий. Но правозащитники продолжают на него ссылаться, так же, как и на Концепцию государственной политики в сфере увековечивания памяти жертв политических репрессий, утвержденную правительством РФ в 2015 году. «Так вот, следующим шагом будет отмена всех подобных законодательных актов, которые мешают нынешней власти, потому что в любом из своих действий мы всегда сигнализировали, что все это в рамках такого-то закона», – допускает собеседник «Голоса Америки».

Поправки, по его мнению, также могут быть внесены в Закон о СМИ в той части, где говорится про отмену цензуры, а также в Закон об общественных объединениях. «И как ни чудовищно об этом говорить, но все идет по логике нынешних российских властей – уничтожаются институции, арестовываются или выдавливаются за границу неугодные люди, и наконец, вносятся изменения в законодательство, которое ранее допускало существование таких институций», – подытоживает председатель пермского «Мемориала».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: