Россия в Африке: возрождающаяся мировая держава или агрессивный самозванец?

Растущая агрессивность России в Африке вызывает тревогу в Вашингтоне, Париже и других европейских столицах. Наемники ЧВК «Вагнер» сегодня действуют в Ливии, Центральноафриканской Республике, Судане, Мали и продвигаются в Буркина-Фасо.

Тем временем некоторые африканские страны сопротивляются давлению со стороны Соединенных Штатов и Европейского Союза, требующих присоединиться к усилиям по изоляции России в ответ на ее жестокое вторжение в Украину.

В результате, торговые и инвестиционные сделки, о которых было объявлено на саммите в Сочи в 2019 г., по большей части так и не были реализованы, а введенные Западом санкции угрожают доминированию России как поставщика оружия в Африку. Обвинения наемников-вагнеровцев в причастности к военным преступлениям в Мали и Центральноафриканской Республике ставят под угрозу политику «мягкой силы», которую Москва пытается проводить на континенте.

В новой книге Сэмюэла Рамани «Россия в Африке: возрождающаяся мировая держава или воинствующий самозванец» (Russia in Africa: Resurgent Great Power or Bellicose Pretender), исследуется критический вопрос: «является ли Россия в Африке восходящей мировой державой, которая может помешать достижению внешнеполитических целей США, или же соперником-разрушителем , чье влияние неглубоко, но опасно?».

Сэмюэл Рамани, научный сотрудник Королевского института объединенных служб (RUSI) Великобритании и преподаватель Оксфордского университета (Dr. Samuel Ramani, Associate Fellow at the Royal United Services Institute (RUSI), tutor of politics, University of Oxford), отвечал на вопросы экспертов в дискуссии с Чарльзом Рэем, председателем Африканской программы Института исследований внешней политики (Charles A. Ray — Charles A. Ray, Chair of the Africa Program at the Foreign Policy Research Institute).

Сэмюэл Рамани проследил развитие влияния Кремля на континенте со времен Советского Союза и убежден, что «возвращение России в Африку при Путине» не было чем-то необычным. Кроме того, подчеркнул исследователь, «не следует игнорировать и период с 1991 по 2014 год». В 90-е правительство президента Бориса Ельцина, а именно Евгений Примаков, который сначала занимал пост главы МИД РФ, а затем короткий период был премьер-министром РФ, по словам эксперта «восстанавливал прежние связи Москвы, в том числе, не без участия спецслужб и вооруженных сил, на континенте».


Сэмюэл Рамани

Чарльз Рэй, бывший послом США в Королевстве Камбоджа и Республике Зимбабве, согласен с этим утверждением аналитика. Рэй напомнил, что в период его дипломатической службы, «казалось, что единственные люди, кто понимал это и был обеспокоен российским присутствием в Зимбабве, были представители разведслужб в миссии, потому что российское посольство находилось рядом, и у них были несколько направленных антенн в сторону американского посольства».

По словам Сэмюэла Рамани «у России в начале “путинского” руководства была хитрая манера быть осторожной и скрытной в своих усилиях в регионе».

«Например, они явно были против интервенции в Ливию, но не пошли и не поддержали Каддафи, как сделали позднее с Асадом, — отметил эксперт, — Просто воздерживались от поддержки в ООН и критиковали со стороны».

При этом, по его словам, они уже «переправляли оружие в Эфиопию и Эритрею, и начали переход к активным действиям».

«Мы действительно только начали замечать “руку Кремля”, когда присутствие России в виде наемников стало неоспоримым, и Москва начала вытеснять западные страны из тех мест в Африке, которые богаты минеральными и нефтяными ресурсами, бросая вызов западному влиянию и в Центральной Африке, и в районе Красного моря и на средиземноморском побережье континента», — подчеркнул исследователь.

Многочисленные попытки возврата России в Африку увенчались саммитом 2019 года, когда 43 страны и главы государств континента собрались в Сочи, где их приветствовал президент Владимира Путин.

Почему Россия в Африке поддерживала антизападные режимы?

Рамани рассказал, что «Кремль, по всей видимости, долго выбирал стратегию своего возвращения на континент».

«Очевидно, что они не могли пойти по пути Китая, инвестируя в крупные инфраструктурные проекты или крупные девелоперские решения. Москва не могла предложить привлекательную модель управления, хотя и пытались продать свою “суверенную демократию в нелиберальной версии”. Единственной областью, в которой у них было большое преимущество — сфера безопасности, поскольку они исторически были крупнейшими поставщиками оружия в африканские страны, — пояснил исследователь, — поэтому Россия представляла привлекательную альтернативную модель “авторитарной стабильности и невмешательства” в любые злоупотребления властью в африканских странах, в отличие от позиции Запада, призывающего соблюдать права человека и развивать демократические институты»

Так, по мнению эксперта, «например, интервенция в Сирию, в сочетании с заделом Москвы в регионе в сфере вооружений, а также с 20-ю военно-тактическими соглашениями, которые они подписали с Дамаском, послужила “воротами” в авторитарные африканские страны, принявшие затем российскую помощь в области безопасности».

«Далее наемники стали появляться в других местах, таких как Ливия, Судан, ЦАР и Мали. И присутствие России на континенте стало гораздо более консолидированным», — объяснил Рамани.

Ситуация в Судане, по данным эксперта, «показывает типичную тактику России на континенте. Они ставят на сильнейшего и пытаются поддерживать его военной силой и вооружениями, взаимен на доступ к ресурсам».

Например, в случае с Суданом ЧВК «Вагнер» в настоящий момент воюют на стороне RSF (Силы быстрого реагирования Судана: в настоящее время это одна из сторон в конфликте в стране — прим. «Г.А.»), отстаивая свои возможности по реализации суданского золота, доступ к которому они получили еще при власти свергнутого президента Судана Омара Аль-Башира.

Сохранится ли присутствие ЧВК «Вагнер» в Африке в случае поражения России в Украине?

Сэмюэл Рамани объяснил, что силы ЧВК «Вагнер» в Украине, «радикально отличаются» от сил ЧВК «Вагнер», которые «воюют в других странах, и, прежде всего, в Африке». Кроме того, по данным аналитика, «существует даже различие между тыловым обеспечением и поддержкой в Сирии и наступательным действиям в Африке».

«Если в Украине больше бывших уголовников и временно нанятых наемников, то в Африке гораздо больше ветеранов чеченской войны, советской войны в Афганистане, новой сирийской войны — бойцов с хорошей военной подготовкой и боевым опытом, которые могут обучать местные силы использованию систем ПВО, а также использованию снайперских винтовок», — рассказал Рамани.

Таким образом, по мнению аналитика, «вагнеровцы» в Африке намного более продвинуты и лучше обучены. Даже если «Вагнер» потеряет много заключенных в Украине, это «не обязательно означает, что их влияние в Африке ослабнет».

Будет ли российское влияние и дальше распространяться на Африку в ближайшие пять-десять лет?

«Я бы сказал, что Россия, вероятно, сосредоточится на попытках расширить свое присутствие и выйти на новые рубежи, — уверен эксперт, — они могут обратить внимание на Гвинейский залив, потому что у них уже есть база в Мали, возможно их укрепление в Сьерра-Леоне, ЦАР, в Республике Конго. Очевидно, что Южная Африка продолжает сотрудничать с Россией, и они ищут новые проекты».

Чарльз Рэй

Чарльз Рэй

Существуют ли разногласия между Россией и Китаем на африканском континенте?

По мнению Сэмюэла Рамани «у Китая никогда не было иллюзий относительно возрождения России и российского влияния». Например, «тур Дмитрия Медведева по четырем африканским странам в 2009 году», китайские СМИ, а также китайские академические журналы «восприняли как опасность и уже тогда заговорили о расистском подходе Кремля к Африке, расизме по отношению к африканским студентам».

Эксперт напомнил, что у Китая всегда «был очень ясный взгляд на ограничения России на континенте», и что в КНР «встревожены тем фактом, что Россия усугубляет ситуацию, поддерживая плохо управляемые страны, не делая ничего по усилению контртеррористических мер или противоповстанческих ситуаций, особенно в Сахеле».

Для Китая, по словам Рамани, «это означает, что Пекину понадобиться теперь больше инвестировать в собственные частные военные или охранные компании, чтобы оградить китайские проекты и стройки».

При этом, Китай, считает эксперт, «не рассматривает Россию как невероятного партнера в Африке, потому что они осознают ее ограничения», а в некоторых случаях «рассматривают российское присутствие в Африке как некоторое неудобство — “занозы в их боку”».

Что произошло с традиционным влиянием России в странах Южной Африки?

Здесь Рамани был более оптимистичен. По его словам, если «старшее поколение в таких странах, как Ангола или Мозамбик, еще помнит советскую помощь и даже пытается выражать нейтралитет по отношению к агрессии России против Украины, то молодежь, в большинстве своем, на стороне Киева».

При этом, «в местных СМИ часто слышны нарративы о том, что “агрессия России против Украины” это, якобы — опосредованная война между НАТО и Россией».

«И есть много ностальгии и энтузиазма по поводу роли Советского Союза в борьбе против апартеида, и это помогает созданию образа России как правопреемницы того государства», — отметил Рамани.

При этом, аналитик рассказал, какую серьезную роль в изменении общественного мнения в ЮАР «сыграло известие об ордере МУС на арест Путина и реакция на это правительства страны».

Насколько США, на фоне Китая и России, сохранили свое влияние на континент?

Сэмюэл Рамани отметил, что «ситуация в Африке, с момента окончания Холодной войны, является примером ошибок, которые США допустили с точки зрения стратегии», но «континент в то же время все еще обладает потенциалом , который Америка не полностью использует».

«Американская “мягкая сила” в Африке еще жива», — отметил эксперт.

Прежде всего, это направление обучения студентов из Африки. Для большинства молодых африканцев — университеты США остаются самым привлекательным направлением. Они «безусловно опережает российские и даже китайские вузы».

«Кроме того, Америка гораздо более привлекательна с точки зрения моделей управления, законов и экономических возможностей, — подтвердил автор книги о влиянии России в Африке, — США могут добиться большего на континенте. Для этого, во-первых, необходимо, изучить, в чем Америка участвует и не участвует в Африке. Во-вторых, есть регионы, которые не хотят иметь дело, например, с Францией, и охотнее бы сотрудничали с США. В-третьих, необходимо больше публичной дипломатии, вещания американских СМИ, присутствия американских медиа».

Сэмюэл Рамани указал также на «сохранение влияния российской пропаганды на регион, активности агентства Sputnik и телекомпании RT». Эксперт считает, что США и Западу «следует активизировать свои действия по выдавливанию этих дезинформационных медиа из региона».

Чарльз Рэй считает, что США «полезно было бы снова обратить внимание на авторитарные режимы континента и ввести санкции против лидеров, злоупотребляющих властью и правами человека». По мнению отставного дипломата, это «способствовало бы потере влияния в региоен как России, так и Китая».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: