От сдерживания российской агрессии к ее недопущению

«Потрясенный зверствами России, НАТО превращается в боевой союз, каким он был во время холодной войны, с первого дня стремясь защищать «каждый дюйм» своей территории».

С таким подзаголовком газета «New York Times» опубликовала 17 апреля статью о том, что Североатлантический альянс, включающий ныне 31 страну, намерен изменить оборонную концепцию. https://www.golosameriki.com/a/nato-military-strategy-revolution/7054921.html Автор публикации Стивен Эрлангер пишет: «после зверств России в оккупированных ею районах Украины, от Бучи и Ирпеня до Мариуполя и Херсона, пограничные государства, такие как Польша и страны Балтии, больше не хотят рисковать периодом российской оккупации. Они отмечают, что в первые дни украинского вторжения российские войска захватили земли больше, чем некоторые прибалтийские страны.

Предотвращение этого, сдерживание путем отрицания означает революцию в практическом плане: большее количество войск, постоянно базирующихся вдоль российской границы, более тесная интеграция военных планов Америки и союзников, увеличение военных расходов и более подробные требования к союзникам в отношении конкретных родов сил и средств. снаряжение для боя при необходимости в заранее отведенных местах».

В статье также приводятся слова бывшей помощницы генерального секретаря НАТО по оборонным инвестициям, а ныне представительницы Европейского совета по иностранным делам Камиллы Гранд, о том, что страны, вступившие в Альянс в течение последних 26 лет, считают: «больше не достаточно говорить, что мы готовы сдерживать, обещая отвоевать, но что мы должны защищать каждый дюйм территории НАТО с первого дня».

По свидетельству высокопоставленного представителя Североатлантического альянса, слова которого «New York Times» приводит в пересказе, во время июльского саммита НАТО в Вильнюсе будут согласованы новые нормы оборонных расходов стран-членов. Минимум в 2% от национального ВВП будет считаться действительным, однако, учитывая трудности, которые Россия испытывает на украинском фронте, целесообразным будет взнос ведущих стран НАТО в размере от 2,5% до 3% ВВП в течение следующего десятилетия.

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» связалась с европейскими военными экспертами, чтобы узнать их мнение по поводу новой оборонной концепции НАТО.

«На протяжении 30 лет европейцы целенаправленно сокращали свой военный потенциал»

Независимый военный аналитик, профессор Пражского университета Юрий Федоров также считает, что основные политические решения должны быть приняты в дни проведения июльского саммита Альянса. «Но организационная подготовка, включая все необходимые документы, уже идет, и на самом саммите они будут утверждены. Вся подготовка и согласование со всеми странами-членами Североатлантического Альянса будет завершена в ближайшее время. Определенные практические действия уже предпринимаются, но они могут предприниматься и на двустороннем уровне вне рамок НАТО – например, развертывание американских вооружений в Восточной и Центральной Европе – создание дополнительных штабных структур», — отметил Федоров. И добавил, что работа будет идти как по двусторонним линиям, так и в многостороннем формате, включая все страны Альянса.

По мнению собеседника «Голоса Америки», европейские страны будут предпринимать усилия в осуществлении новой оборонной концепции, но основная нагрузка упадет на Соединенные Штаты. «Потому что на протяжении 30 лет европейцы целенаправленно сокращали свой военный потенциал и особенно это характерно для Германии, — поясняет эксперт. — Сейчас, конечно, предпринимаются различные усилия по восстановлению и вооружений – материальной базы, и подготовке солдат и офицеров, но это процесс достаточно длительный. Быстро эти задачи, к сожалению, не решить», — считает он.

В 2023 году в Латвии начинается призыв на обязательную военную службу. Юрий Федоров считает, что эта мера укладывается в новую оборонную концепцию НАТО, «потому что обязательный призыв и обязательная военная служба для тех, кто не имеет уважительных причин чтобы не служить в армии, и является инструментом для подготовки боеспособного резерва. Если человек отслужит не менее года, то его за это время обучат как минимум азам того, как воевать. Не плац подметать и чинить забор, а уметь обращаться с современным оружием и понимать, как действовать в тех или иных боевых ситуациях».

«В некоторых странах все еще есть инерция в отношении России»

Руководитель исследований расположенного в Таллинне Международного центра обороны и безопасности (International Centre for Defence and Security — ICDS) Томас Ермалавичюс (Tomas Jermalavičius) подчеркивает, что замена прежней концепции безопасности стран НАТО новой подразумевает отказ противнику в любой возможности достичь своей военной цели. «То есть мы подаем сигнал, что проигрыш (противником) любой стратегии нападения гарантирован, и это должно повлиять на расчеты противника — стоит ли ему ввязываться в такую кампанию», — пояснил он в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки».

По мнению Ермалавичюса, для бытовавшей ранее стратегии сдерживания потенциального агрессора путем ответного удара была характерна некоторая протяженность во времени, поэтому граничащие с Россией страны Балтии рисковали потерять часть своей территории, пока страны НАТО дадут адекватный ответ агрессору. «А ведь отвоевать территорию намного труднее, чем избежать ее утраты и потерь среди гражданского населения. К тому же в такой ситуации Москва может решить, что с ее стороны потерь вообще не будет. А стратегия, на которую сейчас переключается НАТО, выстраивает серьезную переднюю оборону. Конечно, это вызов для тех стран, которые граничат с Россией и Беларусью, поэтому увеличатся расходы на оборону. С другой стороны, у нас нет полного спектра возможностей (дать отпор агрессору), поэтому мы зависим от своих союзников, которые уже в прошлом году усилили свое присутствие (с Балтии)», — продолжил руководитель исследований ICDS.

Он также напомнил, что на прошлогоднем саммите Североатлантического альянса в Мадриде речь шла о размещении натовских бригад, насчитывающих пять — шесть тысяч военнослужащих там, где до сих пор развернуты батальоны. «Я не думаю, что мы увидим очень большое расширение присутствия (натовских вооруженных сил в Балтии) по крайней мере в краткосрочной перспективе. Сейчас Альянс должен обсудить новые региональные планы коллективной обороны в балтийском регионе, а страны будут оценивать, что у них есть и что они могут предложить. Командование НАТО будет оценивать достаточно ли этого, или нужно поощрять страны-члены Альянса расширять свои оборонные способности», — оценивает ситуацию Томас Ермалавичюс.

Россия неоднократно заявляла, что не допустит усиления военного присутствия других стран вблизи своих границ. Учитываются ли эти настроения Кремля странами, входящими в НАТО, или идея о том, чтобы «дать Путину сохранить лицо» уже полностью в прошлом?

Этот вопрос корреспондент Русской службы «Голоса Америки» задала своему собеседнику.

«В политическом плане в некоторых странах все еще есть инерция в отношении России и даже какая-то привязанность к «Основополагающему акту Россия — НАТО» 1997 года. Они считают, что Акт до сих пор имеет какое-то значение. (В преамбуле этого документа говорится, что стороны не рассматривают друг друга как вероятного военного противника — А.П.).

Но те, кто планирует оборону Альянса, уже давно на эти ограничения этого акта и какие-то заявления России по этому поводу, я думаю, не обращают внимания. Россия своей агрессией против Украины не только существенно изменила к худшему ситуацию с безопасностью в Европе, но, по существу, сломала хребет этому акту и сделала себя страной-изгоем, на заявления которой нужно отвечать только одним способом: усилением обороны Альянса. И надо понять одно: воздержание со стороны НАТО режим в Москве всегда интерпретирует не как сигнал неагрессивных намерений, а как признак слабости стран НАТО перед угрозами со стороны Москвы», — ответил Томас Ермалавичюс.

В странах Балтии (в первую очередь — в Латвии) проживает некоторое количество русскоязычных, которые в большинстве довольно лояльны к своей «исторической родине».

В этой связи эксперт считает, что стратегическая коммуникация с представителями русскоязычных диаспор должна проводиться постоянно. «С практической точки зрения у меня возникает вопрос: что еще нужно сделать, чтобы большая часть русскоязычных перестала жить в параллельной вселенной, где Россия — мирная держава, а Путин – «государь-спаситель»? И при этом, видя, как его армия, поддерживаемая большинством общества, совершает зверства в Украине, в том числе против русскоязычных жителей.

Если русскоязычные в Эстонии, Латвии и Литве хотят быть защищенными в нашей с вами, а не в путинской реальности, где разницы между смертью и спасением не существует, то это они должны делать шаги, чтобы укреплять всеобщую систему обороны и поддерживать борьбу Украины, а не ждать каких-то «волшебных» уверений НАТО. Я считаю, что мяч на их стороне», — завершил свой комментарий руководитель исследований ICDS Томас Ермалавичюс.

«На Западе понимают стремления Москвы добиться своих целей путем шантажа»

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» также побеседовала с украинским военным обозревателем Михайло Притулой. Он напомнил, что ранее действующая концепция безопасности стран-членов НАТО предусматривала, что Россия может напасть на Балтию и полностью ее оккупировать. «А уже после захвата стран Балтии российский контингент будет уничтожен. Сейчас, глядя на то, что российская армия делает в Украине, концепция поменялась. Понятно, что освобождение территории, на которую вошли российские войска, требует определенных затрат сил, энергии, человеческих жизней, и это — достаточно дорогостоящий процесс. Поэтому концепция была изменена, и она теперь направлена на то, чтобы не допустить проникновения российских войск на территорию тех стран, которые они хотели захватить», — отметил эксперт.

Украина в данном случае, по мнению Михайло Притулы, служит наглядным примером того, как сложно отвоевывать свою территорию от войск страны-агрессора, поскольку приходится уничтожать большое количество военной техники противника, используя средства ПВО и противотанкового оружия. «Поэтому выгоднее не допустить вторжения, а учитывая, что в Украине Россия утратила большую часть своей обороноспособности, страны НАТО и решили изменить оборонную концепцию», — полагает он.

В ближайшее время, по оценке военного обозревателя, можно ожидать глобального изменения положений дел на фронте, которое будет связано с контрнаступлением украинской армии на российские позиции, заметно ослабленные за последний год.

Михайло Притула также считает, что новая оборонная концепция НАТО, включающая принцип «защищать каждый дюйм своей территории», будет учтена украинским военным командованием время освобождения Крыма и Донбасса. «Потому что по мере того, как российская армия будет нести потери, в Москве захотят нанести удар по территории стран НАТО, чтобы отомстить им за помощь Украине. И чтобы не допустить такого развития событий, будет применена эта концепция», — продолжил Михайло Притула.

Он также допускает, что угроза нанесения удара может быть адресована не только странам НАТО, и нанести его может не сама Россия, а кто-то из ее союзников. Тем самым Кремль создает возможность торга и пытается усилить свои переговорные позиции с теми, кто поддерживает Украину. «На Западе прекрасно понимают подобные стремления Москвы добиться своих целей путем шантажа. И я думаю, что у Путина ничего не выйдет, потому что все понимают, что и для чего он делает», — подытоживает украинский военный обозреватель.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: