Могут ли страны Центральной Азии заменить Россию на международном рынке ресурсов?

Полномасштабное вторжение России в Украину вызвало экономические и политические последствия во всем мире, включая увеличение стоимости энергоносителей и растущую нехватку продовольствия.

Война вынудила страны Центральной Азии искать возможности для диверсификации своей экономики, что вновь подчеркнуло их независимость от Москвы.

Ослабление геополитического влияния России и санкции Запада в отношении ее экономики открыли перед Центральной Азией новые возможности для поставок критически важных энергоресурсов и продовольствия на мировые рынки.

Казахстан, как крупнейшая экономика региона, ведущий производитель нефти и поставщик урановой руды, имеет все возможности для того, чтобы возглавить процесс этих изменений.

Таковы вывода нового исследования Атлантического совета «Казахстан может повести за собой всю Центральную Азию и предотвратить нехватку энергии и продовольствия в мире» (Kazakhstan can lead Central Asia in Mitigating the World Energy and Food Shortages), авторы которого ставили целью анализ соответствующего потенциала Центральной Азии. В пятницу, 28 апреля Евразийском центре вашингтонской штаб-квартиры Совета состоялась дискуссия на эту тему, на которой авторы доклада ответили на вопросы экспертов.Ариэль Коэн, старший научный сотрудник Евразийского центра «Атлантического совета» (Ariel Cohen, Nonresident Senior Fellow, Eurasia Center, Atlantic Council) обратил внимание на то, что «если б Россия не вторглась в Украину, вопрос о замещении поставок из РФ на мировом рынке и не стоял бы».


Ариэль Коэн

Однако после того, как это произошло, по мнению эксперта, стало очевидно, что «даже те 150-170 млрд. куб.м. газа в год, которые Россия продавала раньше в Европу, уже могут быть во многом замещены газом из Алжира, СПГ из Нигерии, Норвегии и США».

При этом Туркменистан также обладает огромными запасами газа. По утверждению источников в правительстве этой страны, Ашхабад «занимает 4-е место в мире по запасам природного газа. По итогам 2021 года объем добычи газа в Туркменистане достиг 84 млрд кубометров».

Установленный потолок цен, по которому можно покупать нефть из РФ тоже не предел, а Казахстан является одним из ведущих в мире производителей нефти.

По данным казахского ресурса «Капитал», в рейтинге стран по суточной добыче нефти в 2022 году Казахстан «занял 18-е место из 127. В среднем РК добывает 1,7 млрд баррелей нефти в сутки, и эта цифра растет».

Ариэль Коэн привел данные, согласно которым Казахстан производит 2% мировой пшеницы.

«В Кахастане также есть все элементы периодической таблицы Менделеева, и эта страна имеет самые большие запасы урана в мире», — подчеркнул эксперт (Казахстан является лидером по производству топливного урана — 41 % мировых поставок в 2020 году — прим. «Г.А»)

Как Запад может сотрудничать со странами Центральной Азии для увеличения экспорта и роста их экономики?

Однако, как отметила Маргарита Ассенова, старший научный сотрудник Фонда Джеймстауна (Margarita Assenova, Senior Fellow, Jamestown Foundation), «энергетика — это не только ресурсы, это международные отношения, политика».

Казахстанская нефть поступает в Европу по Каспийскому трубопроводному консорциуму (КТК), проходящему через Россию.

Маргарита Ассенова

Маргарита Ассенова

По данным Ассеновой, Казахстан, «добывая около 84 миллионов тонн нефти в год, из которых 64 миллиона тонн идет на экспорт, транспортирует 80% этой нефти через Россию».

Поэтому главным направлением развития экспорта из Казахстана, «должна стать альтернативная газа и нефте- транспортная инфраструктура», убеждена эксперт.

Кроме того, по данным исследователя, корпорация Tengizchevroil (Ключевая нефтяная корпорация Казахстана — прим. «Г.А.») «планирует увеличить добычу нефти до 90 миллионов тонн в год».

Ариэль Коэн согласен с этим, полагая, что «западным странам следует думать не столько о вложениях в добычу нефти и газа» в странах Центральной Азии, сколько о вложениях в строительство «транскаспийского “энергетического моста”, с опорой на разветвленную систему транспортировки, включающую танкеры и баржи».

«Мы должны работать со странами Центральной Азии, чтобы расширить роуд-шоу для инвестиционных сообществ, как в Лондоне, так и в Нью-Йорке. Привлекать Всемирный банк и другие организации. Работать с компаниями этой части мира в области приватизации. Например, Международный финансовый центр «Астана», запущенный в 2015 году, занимается подготовкой казахстанских компаний к IPO. Некоторые из них уже были довольно успешными, например, Kaspi Bank, с их Cyber Bank и Financial App», — рассказал Коэн.

Для реализации программ в атомной энергетике, считает Маргарита Ассенова, Казахстану «необходимы собственные обогатительные мощности». Казахстанский уран идет в Россию, а потом уже «возвращается в виде готового продукта для использования на атомных электростанциях или экспортируется из России в Европу», — пояснила эксперт.

«После вступления в силу санкций, это очень сложный маршрут: европейские корабли уже не заходят в Россию, а у российских кораблей есть проблемы с заходом в Европу. Таким образом, Казахстану нужен “средний коридор” через Каспийское море, чтобы иметь возможность экспортировать свою собственную ядерную энергию в Европу, тем более, что европейские атомные станции — это огромный рынок», — добавила Маргарита Ассенова.

В перечне наименований экспорта товаров из Центральной Азии лидируют продукты земледелия. Уэсли Хилл, менеджер международной программы «Энергетика, рост и безопасность», Международного налогового и инвестиционного центра (Wesley Hill, International Program Manager, Energy, Growth, and Security Program, International Tax and Investment Center), рассказал о том, что Казахстан уже давно инвестирует в инфраструктуру транзита продуктов.

«Западные инвесторы должны вложится в модернизацию транзитной инфраструктуры продовольствия, — заявил эксперт, — необходимо больше емкостей для хранения, и нужна регулярная цифровизация процесса, система страхования поставок и финансовый инжиниринг. И это не такой сложный вопрос».

Что потребуется для полного перехода на альтернативный транскаспийский трубопровод?

«Так называемый “Средний коридор” (через Каспийское море до Азербайджана) и, далее, через трубопровод Баку-Тбилиси-Джейхан (БТД) и альтернативный трубопровод Баку-Супса до Черного моря — являются очень перспективными маршрутами для доставки казахстанской нефти в Европу. И это критически важно для стран на Балканах и черноморского региона. Румыния уже получает казахстанскую и азербайджанскую нефть. Хотя Болгария, Венгрия и Словакия еще зависят от российской нефти, это может резко измениться, если ее заменить нефтью из Казахстана», — уверена Маргарита Ассенова.

По мнению эксперта «Средний коридор» будет очень важен, особенно для Восточной Европы и для поставок газа.

«Южный газовый коридор был построен с очень большой пропускной способностью, чтобы однажды “поглотить туркменский газ”, когда он поступит в сеть», — подчеркнула Ассенова, добавив, что «многое зависит от самого Туркменистана, который находится в финансовом и экономическом кризисе».

Этой стране, по словам эксперта, «срочно необходимо увеличение поставок в Европу газа, который будет оставаться одним из основных видов топлива в течение следующих 30 лет, в “период перехода к альтернативным источникам” энергии».

Однако юридическая основа для строительства транскаспийского трубопровода зависит от договоренностей по Каспийскому морю. Этому препятствовали две страны: Россия и Иран.

«Но посмотрите, что происходит в России, и посмотрите, что происходит в Иране. Обе страны имеют внутренние, экономические и другие проблемы. Россия становится слабее с каждым днем. Я думаю, что придет день, когда Кремль, возможно, перестанет быть препятствием, которым он был раньше. Кроме того, уже сейчас есть положения соглашения по Каспийскому морю, которые России сложно обойти», — уверена Маргарита Ассенова.

Эксперт объяснила, что, «согласно международному соглашению о морях, воды Каспийского моря разделены между странами, что означает, что 12 миль от берега принадлежат каждой прибрежной стране».

Это делает Азербайджан и Туркменистан соседями, и они, по данным Ассеновой, строят «взаимосвязанные транспортные пути между морскими месторождениями в Каспийском море длинной около 50 миль».

Как развивается региональное сотрудничество в регионе?

Уэсли Хилл напомнил, что «в течение очень долгого времени государства Центральной Азии были ориентированы только на Россию и Китай. В результате, эти страны часто конкурировали друг с другом».

Уэсли Хилл

Уэсли Хилл

Эксперт рассказал, как, например, «Туркмения и Казахстан, не смогли достичь экспортных соглашений», которые помогли бы им решить проблемы Каспийского моря. Таджикистан, Узбекистан и Туркмения «часто ссорились из-за инфраструктуры, которая “должна была пойти на восток” в сторону Китая». У Таджикистана и Кыргызстана «были пограничные проблемы». Все это привело к тому, что Китай «фактически смог, “разделяя”, победить и заключить для себя более выгодные сделки».

Уэсли Хилл убежден, что США должны развивать механизм C5+1 (Дипломатический саммит между министрами иностранных дел пяти стран Центральной Азии: Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана, с участием госсекретаря США, который проводится каждый год, начиная с 2015 года, в целях улучшения и укрепления отношений США с государствами Центральной Азии, а также для улучшения отношений между этими странами — прим. «Г.А.»).

По словам эксперта, одной из причин, по которой C5+1 не реализовал весь свой потенциал, является «влияние России и вмешательство Китая», который «хочет создать» собственный «C5+1».

«США необходимо срочно активизировать свою деятельность в этом регионе», — заключил исследователь.

Ариэль Коэн добавил, что и у ЕС достаточно «узкий взгляд на страны Центральной Азии».

Кроме того, эксперт напомнил, что США «пора снять ряд ограничений в торговле в отношении Казахстана и Узбекистана, которые существуют еще с советских времен».

Маргарита Ассенова также согласилась с этим, заявив о необходимости «выработки единой стратегии США и Запада в данном регионе», указав, что «делая упор на энергоносителях», из поля зрения выпадает важность «газа для производства удобрений», нехватку которых мир ощутил с введением санкций против России.

«Если пока Туркменистан не может экспортировать свой газ по альтернативному пути, он, вместе с Узбекистаном, в котором строятся отраслевые заводы, может экспортировать его в виде удобрений», — уверена Ассенова.

Маргарита Ассенова также напомнила о проекте ТАПИ (Газопровод Туркменистан — Афганистан — Пакистан — Индия. Запуск проекта планировался на 2017 год, но, по ряду причин, был отложен — прим. «Г.А.»)

«Соединенные Штаты были очень заинтересованы в проекте, когда еще присутствовали в Афганистане. Я не вижу, чтобы этот интерес сохранялся прямо сейчас, но я уверена, что это пойдет на пользу безопасности и стабильности в регионе», — подчеркнула она.

Ариэль Коэн напомнил о роли правительства талибов в этом проекте:

«Если правительство Талибана задействует местные племена для его охраны, тогда у нас может быть надежный трубопровод, по которому газ будет поступать в Пакистан. Если они начнут красть газ, сверлить дырки в трубопроводе, то трубопровода у нас не будет. Для Пакистана трубопровод ТАПИ был бы спасением, но это зависит от их “афганских друзей”», — отметил Коэн.

А Уэсли Хилл напомнил о влиянии Китая на ТАПИ.

«Китай также активно участвует в этом проекте, который, поэтому, состоится только в том случае, если Китай увидит, что хотя это и не в его интересах, но он будет уже не в состоянии «поглотить все поставки» туркменских энергоносителей», — объяснил эксперт.

Какие шаги может предпринять Москва для сохранения влияния на Казахстан?

По мнению Маргариты Ассеновой, впервые у Китая и России больше интереса к Казахстану и Центральной Азии, чем у Казахстана и Центральной Азии к России.

«Война изменила отношения. Казахстан продолжает торговать с Россией, но основным торговым партнером Казахстана уже является Китай. В то же время, России нужны новые трубопроводы для экспорта нефти и газа в Азию, и Казахстан является для этого жизненно важным транзитным маршрутом. Если Россия продолжит останавливать трубопровод КТК, препятствуя транзиту казахстанской нефти в Черное море, то получит меры в ответ», — подчеркнула Ассенова.

Дискуссионная панель в "Атлантическом Совете"

Дискуссионная панель в «Атлантическом Совете»

Ариэль Коэн обратил внимание на то, что страны региона, граничащего с Россией и Китаем, глядя на ситуацию в России, на начало «распада теократической диктатуры в Иране», хотят оставить себе возможность выбора, оставить «варианты открытыми».

«Эти страны не хотят возвращаться к колониальной модели, в которой они существовали в некоторых случаях со второй половины 18 века (в Казахстане) или со второй половины 19 века (в Узбекистане, Туркмении). Остались и воспоминания о том, как китайцы посылали другие другие народы (дунган) в Среднюю Азию, чтобы вырезать казахов, — пояснил Коэн, — и даже, при том, что какая-то часть населения “покупается на то”, что говорят пропагандисты на российском телевидении, элиты очень четко, и, наверное, наиболее четко — в случае с Казахстаном — против этого».

Эксперт напомнил, как президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев официально заявил, что «страна не признает аннексию Крыма, как и все другие оккупированные Россией территории Украины».

«Даже президент Таджикистана Эмомали Рахмон, в своей неподражаемой манере, заявил в лицо Путину: “перестаньте относиться к нам так, как вы к нам относитесь”», — добавил Ариэль Коэн.

Однако угроза России осталась. Маргарита Ассенова напомнила, что граница России и Казахстана — «самая длинная граница между двумя государствами в мире», и что этнические русские «составляет около 17% населения Казахстана».

«Чтобы поддерживать мирные отношения здесь необходимы не только традиционные права человека. Нужны коллективные права этнических меньшинств, многое другое. Казахстан в этом очень преуспел, но война в Украине изменила взгляды многих людей, — подчеркнула она, — всех волнует нестабильность в регионе, особенно, после событий января 2022 года в Казахстане и лета 2022 года в Узбекистане».

Ариэля Коэна серьезно беспокоят заявления российских политиков, о том, что «северная и западная части Казахстана были якобы подарены казахам Россией в прошлом, а также надуманные обвинения казахов в национализме и сравнение этого казахского национализма с якобы “нацизмом” в Украине. Эксперт напомнил о попытках «приостановки трубопровода КТК, влиянии российской пропаганды» и пр.

«Мы уже видели сценарий использования этнических разногласий для дестабилизации страны. У России есть целый набор инструментов, и она без колебаний воспользуется ими», — предостерег эксперт в заключении дискуссии.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: