Как не допустить применения западных технологий в производстве российского оружия?

Исследования, публикации в СМИ и доклады спецслужб разных государств полны информации о том, что Кремль во многом полагается на западные компоненты в производстве оружия и иного оборудования для своей армии, воюющей в Украине.

Москва зависит от западных материалов для создания и обслуживания своих беспилотников, крылатых ракет, систем связи и комплексов радиоэлектронной борьбы. Многие из этих компонентов происходят из стран, поддерживающих Украину оружием и финансами, включая США, Великобританию, Европейский Союз, Японию и Тайвань.

В опубликованном в начале марта 2023 года совместном отчете Международного партнерства по правам человека (International Partnership for Human Rights, IPHR) и Независимой антикоррупционной комиссии (Independent Anti-Corruption Commission, NAKO) были перечислены виды оружия, которые использовались в предполагаемых военных преступлениях России в Украине.

В докладе были приведены доказательства того, что компоненты этого оружия имеют двойное назначение и западное происхождение. Несмотря на многочисленные пакеты санкций, вводимые против России и российских компаний, Москва продолжает обходить запреты на экспорт и получает западные компоненты, необходимые для военной машины Кремля.

Представляя доклад в «Атлантическом совете», Елена Трегуб, исполнительный директор Независимой антикоррупционной комиссии (НАКО), (Olena Tregub, Executive Director, Independent Anti-Corruption Commission, NAKO), пояснила как соавтор, что в ходе работы над докладом «использовались свидетельства военных преступлений российской армии, совершенных с применением такого оружия».


Елена Трегуб

По словам Трегуб, Россия не смогла бы ни наносить удары по гражданским объектам, убивая мирное население, ни последовательно уничтожать энергетическую инфраструктуру Украины, если бы не некоторые компоненты западного происхождения в вооружении.

«При этом, мы отдавали себе отчет в том, что некоторые компоненты могут быть поддельными и контрафактными, отмечая маркировку на них, относящуюся к компаниям из США, Европы и некоторых стран Азии», — подчекрнула она.

Если Россия использует западные компоненты, санкции не сработали?

Многие наблюдатели на Западе говорят, что санкции потерпели неудачу или неэффективны, ссылаясь на данные России и МВФ, согласно которым в 2022 году ВВП России упал менее чем на 2-3%. Есть и такие, как профессор Йельского университета Джефф Зонненфельд, которые настаивают на том, что официальные российские данные ненадежны, что санкции работают, при этом отмечая компании, которые покинули или остались на российском рынке, о чем Русская служба «Голоса Америки» рассказывала ранее.

Бенджамин Шмитт, старший научный сотрудник Центра энергетической политики Пенсильванского университета (Benjamin Schmitt, Senior Fellow, Kleinman Center for Energy Policy, University of Pennsylvania), объяснил, что например, для эффекта от финансовых санкций в энергетическом секторе, одном из самых чувствительных для экономики РФ, понадобилось время, тем более, что Европа присоединилась к американским санкциям этого типа только к концу года.

С попытками полностью перекрыть цепочки поставок материалов, подсистем и компонентов, по словам аналитика, дело обстоит еще сложнее.

Шмитт рассказал, что Запад столкнулся с «практически анекдотическими ситуациями», когда необходимо было разобрать поставки коммерческих продуктов «на полупроводники и другие компоненты».

Бенджамин Шмитт

Бенджамин Шмитт

«Говоря о коммерческих системах, я имею в виду такие вещи, как, например, стиральные или посудомоечные машины и прочую коммерческую электронику, части которых переделываются российским ВПК в беспилотники и другие системы вооружения», — рассказал эксперт.

Джек Кроуфорд, аналитик-исследователь из Королевского института объединенных служб (Jack Crawford, Research Analyst, Open Source Intelligence and Analysis, Royal United Services Institute, RUSI), уверен, что экспортный контроль в отношении России все-таки сыграл и продолжает играть большую роль. Однако и он полагает, что настало время для более детального подхода.

Джек Кроуфорд

Джек Кроуфорд

«Само по себе добавление элементов в список экспортного контроля не оказалось эффективным на 100%, — заявил он, — Страны и компании все еще находят способы обходить запреты. Однако в представленном докладе указаны российские компании и частные лица, которые успешно обходили попытки западных правительств остановить сеть закупок компонентов. И если какие-то компоненты не были перечислены в списках экспортного контроля, то мы получили возможность провести расследования по поставкам этим компаниям».

Британский эксперт добавил также, что россияне тоже «не сидят на месте и стараются использовать все новые и новые способы получения необходимых деталей и устройств через третьи страны».

Сэм Джонс, президент и соучредитель Инициативы Хартленда (Sam Jones, President, Co-Founder, Heartland Initiative), чья миссия заключается в оказании помощи институциональным инвесторам из Северной Америки и Европы в уменьшении материальных рисков их «инвестиционных портфелей» в регионах вооруженных конфликтов, рассказал, что его формула оценки риска «включает в себя то, как инвестиции влияют на права человека в этих регионах».

Сэм Джонс

Сэм Джонс

По данным президента Heartland Initiative, в настоящее время украинское правительство «задокументировало более 70 тысяч потенциальных военных преступлений, в том числе в результате применения оружия с западными компонентами».

Поэтому перед инвесторами уже «встают риски судебных разбирательств, что может нанести непоправимый ущерб бренду, связанному с ведением бизнеса с тем или иным авторитарным режимом».

«Как и в случае с самими компаниями, инвесторы несут ответственность в соответствии с руководящими принципами ведения бизнеса ООН», — пояснил Джонс.

По данным эксперта, многие из «компаний, производящих компоненты двойного назначения уже попали под удар».

Как Запад может предотвратить обход санкций Москвой и ее партнерами?

Со-автор доклада Елена Трегуб рекомендовала правительствам всех стран пересмотреть свой экспорт в РФ.

«Как это можно сделать? Например, вы видите из финансовых отчетов, что какая-то компания начала закупать больше компьютерных компонентов, микропроцессоров, полупроводников после 24 февраля. Это уже тревожный сигнал», — пояснила она.

По словам Трегуб «многие цепочки поставок компонентов для вооружения в Россию хорошо известны и видны. Что-то идет через официальных дистрибьюторов, что-то через Гонконг и Турцию».

«Если у компании есть клиент из Турции, его следует спросить — может, это предназначается для России?», — отметила Трегуб.

Независимой антикоррупционной комиссии (НАКО) удалось раскрыть поставки компонентов в Россию, по крайней мере, от 30 компаний.

«Мы делали это, используя данные из открытых источников. Даже гражданскому обществу легко найти эту информацию в основном в Интернете. Кстати, это легче, чем договариваться о введении санкций в энергетическом секторе», — подчеркнула она.

Бенджамин Шмитт из Пенсильванского университета согласен с этим. «Недостаточно заставить Кремль прекратить агрессию в Украине только за счет давления в финансовом плане, либо за счет общего ограничения в технологиях», — заявил он.

Шмитт считает ситуацию с Россией «беспрецедентной, требующей масштабного подхода: отслеживания судов с поставками сырья и товаров, активности гражданского общества, участия научных кругов, аналитических центры, НПО, журналистов-расследователей».

Стоит ли продолжать сотрудничество с Россией в области космических технологий?

Русская служба «Голоса Америки» ранее приводила примеры того, как сотрудничество стран Запада в космосе и в области спутниковой связи может использоваться российским ВПК для использования технологий двойного назначения.

Бенджамин Шмитт рассказал о том, как на одной из публичных конференций он задал вопрос руководству НАСА о том, «не считают ли они, что сотрудничество с Россией на МКС помогает россиянам?»

Не получив ответа, который бы его удовлетворил, Шмитт «выступил с предложением о создании в США межведомственного формата, где в большом масштабе можно было бы осуществлять надзор за теми технологиями, которые могут оказаться в России».

«Я думаю, что после того, как работы на Международной космической станции будут завершены в 2024 году, не останется ни геополитического, ни технического основания продолжения сотрудничества с россиянами в космосе. Это было начато при СССР, когда мы с обеих сторон пытались построить доверие. Сегодня об этом речь уже не идет», — сказал исследователь из Пенсильвании.

Понимают ли страны НАТО и ЕС серьезность проблемы поставок компонентов России и готовы ли они вместе работать над ее решением?

Джек Кроуфорд из Королевского Института объединенных служб отметил, что «определенные сложности во взаимодействии есть. Особенно в странах ЕС».

По данным эксперта, в январе была учреждена совместная оперативная группа НАТО и ЕС для «устранения возможностей или слабых мест в западной и критически важной инфраструктуре и цепочках поставок».

Аналитик считает создание этой оперативной группы «хорошим первым шагом»

Дискуссия в "Атлантическом совете"

Дискуссия в «Атлантическом совете»

«Я думаю, что одного экспортного запрета недостаточно, и правительствам просто не хватает ресурсов для эффективного мониторинга и принятия мер против некоторых из сетей закупок компонентов двойного назначения», — сказал он.

К какой ответственности может быть привлечен международный бизнес, содействующий российской агрессии?

Сэм Джонс, глава Heartland Initiative, откровенно заявил, что и «на уровне инвесторов все не так гладко». Инвесторы «считают, что делают все возможное, что компоненты двойного назначения в отчетах проходят как устаревшие», то есть они находились в обращении в течение длительного времени, и, в-третьих, «существует мнение, что готовые компоненты можно достать, где угодно, поэтому полностью заблокировать их попадание в Россию невозможно.

При этом, и для инвесторов есть свои критерии и методы, на которые стоит обратить внимание.

Согласно статье 25 Римского статута «физические и юридические лица могут быть привлечены к уголовной ответственности и наказанию, если они действуют, способствуя совершению военных преступлений и предоставляя средства для их совершения».

По данным Елены Трегуб совсем недавно «была оштрафована французская компания Lafarge (французская промышленная компания, специализирующаяся на производстве цемента, строительных материалов и бетона призналась в том, что в обмен на привилегии в Сирии она вступила в сговор и финансировала террористические организации, в том числе ИГ — прим. «Г.А.»), и это хороший прецедент для всех».

«В нашем отчете мы нашли комплектующие, поставленные в РФ в ноябре 2022 года, спустя полгода после начала полномасштабного вторжения», — заявила Трегуб, — Хотя сейчас и нет никаких судебных процессов, но мы не знаем, что будет в будущем и как будет разворачиваться вся эта история ответственности за сотрудничество со страной, осуществляющей геноцид».

Сэм Джонс уверен, что нужно чаще обращаться к бизнесу и инвесторам со словами: «Эй, вы знаете, мы ожидаем большего соблюдения законов, вы знаете, это не соблюдение прав человека, и мы ожидаем, что вы предпримете необходимые шаги».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: